Пятница, 22.09.2017, 16:24 | | Главная | Регистрация | Вход

Меню раздела

Главная » Творчество » Проза » Ироническая проза

МАМА В ВАННОЙ

Муж Валентины Ивановны пропал без вести еще до дефолта, в девяносто третьем году. Уехал по своему челночному бизнесу, в очередной рейс, в Китай и не вернулся. Как было написано в следственном отчете, - границу-то он с товаром обратно пересек, а уже в Хабаровске не нарисовался. Сколько она его не искала – пропал и все. Ну, пропал, так пропал. Надо дальше жить, не у одной ее беда – вся страна кувыркалась, как могла.
Пришлось ей сына растить и воспитывать самостоятельно, без чьей-либо помощи и поддержки. Работала не разгибаясь, чтобы прокормиться и свести концы с концами. Все надеялась, что мальчик вырастит и дальше станет легче. Мальчик рос, а легче не было. Из школы названивали учителя, обвиняя мать в недосмотре. И ни кто ж не спросил, каково ей.

Мать дура, идиотка, курица безмозглая. Прикопалась с этой гребаной учебой. Образование, образование… Прыщ на жопе тоже образование. Очень надо! Подумаешь – из школы выкинули, в колледж на слесаря учиться направили. Он и там надрываться не станет. Пусть придурки слесарями вкалывают. Умные люди и без образования бабло стригут, пока эти образованные парятся.
Игорек париться не будет. Он уже на эти глупости забил. Он будет наркобароном на шикарной тачке разъезжать и друганов катать. За ним телки бегать начнут – только выбирай. Тут никакого образования и не надо. Вот только малость денег с матери стрясти и раскрутиться. Да только мать сука, жмотина. Прошлый раз развел ее на курточку.
- Дай, мать, денег на курточку, а то я ж, как последний бомж, хожу.
- Хорошо, пойдем на рынок, купим тебе курточку.
- Это ты меня, родного сына, в рыночное барахло одевать решила? Я-то думал «adidas», а ты!..
- А у меня на такие курточки денег нет. Я за тебя в милицию две зарплаты снесла.
Да, угодил Игорек с пакетиком амфетамина в ментовку. А его бы всяко выпустили, ему ж еще шестнадцати нет. Только он зачем-то майора педерастом обозвал, а майор пообещал, что он его в такое место засунет, что он под утро сам «петухом» запоет. Ну, какая мать это допустит – конечно, пришлось заплатить за мальчика самолично товарищу майору, и увозить ребенка домой.
Но на курточку Игорек мамку все ж таки развел:
- Мать, у нас тут пацан куртку свою продает не Китай – фирменную. Общем, есть случай вещь всего за тысячу взять.
- Ну, пошли к твоему приятелю, может и купим у него.
- Ты че, мать! Там конкретные пацаны собираются, а я, как последний пидор с мамкой заявлюсь! Мне ж впадлу! Дай денег, мать, я сейчас курточку куплю. Че, не дашь? Родному сыну? Чтобы я, как последний бомж ходил? Да я у тебя сейчас тут все переколочу!
Добился Игорек своего – дала мать денег. Купил он на эти деньги… Хорошо купил, можно прилично накрутить и продавать. Вот, только проверить надо. В кино такой товар крутые чуваки всегда самолично проверяют.
Проверял товар Игорек два дня. Начудил, накуралесил, все переколотил и на мать героически с кулаками набрасывался. Мама только уворачивалась… Что дала денег, что не дала – погром случился полюбому, а Игорек так и не поднялся и не раскрутился.
А раскручиваться надо. Конкретные дилеры к восемнадцати годам уже на своих мерсах и джипах разъезжают.
- Мать, дай денег! Надо пару брюк приличных купить.
- Игорек, ты уже курточку купил.
Ну не мать, а форменная сука! Приносит сыну на следующий день пару брюк. Носи, сынок на здоровье.

Валентина Павловна прекрасно понимала, что дальше так жить нельзя. И ее жизнь превратилась в кошмар, и сына надо как-то спасать. Отправилась в комиссию по делам несовершеннолетних. Так и так, влияние улицы – я одна, не справляюсь, помогите.  А ей и отвечают:
- Или вы отказывайтесь от материнских прав и дальше мы назначим ему опекунский совет. С вас будут взиматься алименты в пользу ребенка и придется разменять квартиру, чтобы отделиться от мальчика. Или терпите до его совершеннолетия и разъезжайтесь со своим сыночком.
- А иначе никак нельзя? Должны же быть еще какие-нибудь методы воздействия?
- Ну, придет к вам наш психолог с вашим подростком разговаривать и что? Он же его, куда подальше, пошлет!
- Смотря КАКОЙ психолог…
- У нас ТАКОЙ и других нет. Мы его на учет-то поставим, а дальше так: Обнаружим пьяным или под дозой на улице – штраф десять тысяч рублей, окажется он в невменяемом состоянии дома – штраф пятнадцать тысяч рублей, учинит он дома погром – вызовите ли вы сами милицию или соседи – штраф, застукаем за торговлей наркотиков – ваша уголовная ответственность. У нас негласный указ детей в колонию не сажать. Показатели детской преступности занижать.
Поплакала Валентина Павловна и решила просто сына припугнуть:
- Все, сынок, я с тобой не справляюсь – я от тебя отказываюсь.
- Это как?
- А так: Написала вот заявление-отказ от материнских прав. Теперь тебя в интернат отправят. Мне дешевле за тебя государству алименты платить. Квартиру эту разменять придется… Но уж лучше я весь остаток жизни в коммуналке проживу, чем с тобой. А ты, как из интерната выйдешь, тоже в комнату в коммуналке отправишься. Тебе ж от этой квартиры свои законные квадратные метры полагаются. Зато тебя там, в интернате, к режиму приучат, образование с профессией дадут и на работу устроят. Иначе ты и сам пропадешь, и меня загубишь.

Игорек долго думать не стал. Он же давно знал, что мать его гадина последняя. Без нее и в интернате перекантоваться можно. Вот только жизнь в коммуналке не фонтан, да и квартиру, если продать, совсем другая цена, чем за комнату. А, как из мамки суп сварганить, он в кино по телику подглядел. Дождался, пока она в ванну заберется, ворвался и включенный фен ей в воду кинул. Мама дергалась не долго. Там еще, он запомнил, нужно в крутом кипятке долго тело продержать, чтобы экспертиза уже ничего определить не смогла. Игорек долго старался. Так усердно он за все свои шестнадцать с половиной лет ни разу не работал.

Вот только никто ж Игорька не научил, что потом нужно фен, которым он маму-то прикончил, на дальнюю помойку снести и полы за собой помыть, и алиби себе обеспечить, и молчать об этом всю свою оставшуюся жизнь. А он вытряс все мамины денежки из кошелька. Мало было. Она ж, стерва, все на банковской карточке держала, а там реквизиты знать надо. Пришлось из дома барыгам все тащить, вплоть до утюга. Зато потом три ночи в местной дискотеке отрывался, хвастая всем про свои геройства. Ему, сперва, никто не верил. Все решили, что пацан под дозой заливает. Тогда он стал экскурсии за деньги домой водить. На третьи сутки уже в парадняке очередь стояла, чтобы на Игорешкину маму, сваренную сыночком в ванне, поглядеть. Вся дискотека перекочевала к Игорьку. В квартире народ не вмещался. Соседям этот бедлам надоел и они вызвали милицию.
Когда наряд милиции приехала разгонять подгулявших подростков, они до ванной комнаты не добрались. Им же нужно было срочно, как можно больше подростков похватать, к себе свезти и штрафы родителям повыписывать. А у Игорька просто спросили: «Где мать?» и он просто ответил – «Нету». «Ну, мы к тебе еще заглянем» - строго пообещали милиционеры и ушли.
Это еще хорошо, что мама своевременно сыночка на учет в комиссию по делам несовершеннолетних поставила. После милицейской облавы в их квартире, инспектора звонили в дверь на следующий день. Игорек открыл, поскольку уже ждал друганов с пивом и большой партией товара, чтобы расфасовать его по пакетикам и вечером толкать на дискотеке. У него ж только теперь настоящая жизнь начиналась. К тому же ему обещали помочь маму расчленить и скормить уличным собакам. Друганы пришли следом но, завидев людей в милицейской форме, рванули к лифту. Один из более молодых и шустрых инспекторов успел прихватить крайнего беглеца за шиворот. Но тот извернулся, укусил инспектора за палец и был таков. Укушенный палец покраснел и инспектор отправился в ванну, подержать его в холодной воде. Холодная вода в раковине текла тонюсенькой струйкой (на верхнем этаже был слабый напор). Инспектор отдернул штору в ванну…
А Игорек уже так привык к свободе и безнаказанности, что даже особенно отпираться не стал. Он потом еще в колонии долго развлекал корешей изображая в лицах инспекторов, которые колотились в истерике и блевали на его маму прямо в ту самую ванну, где она лежала сваренная почти пять дней.

Категория: Ироническая проза | Добавил: olg-krauze (25.03.2009)
Просмотров: 6744 | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]