Четверг, 22.06.2017, 21:35 | | Главная | Регистрация | Вход

Меню раздела

Главная » Творчество » Проза » Мой путь в музыку

КОРАБЛИКИ, РАЗЛУКА, ПОЖАР И ЧЕЛОВЕК В КОСМОСЕ
Откуда я узнала, что его зовут Сережа? Кто мне это сказал? Ну, не сам же он. Этого я уже не помню. Только помню, что моего самого первого настоящего друга звали Сережа. Мне нравилось, что все говорили про него НЕ МОЙ. Потому что только я имела право считать его своим. Я так и заявляла:
- Конечно, он НЕ ВАШ, он МОЙ!
А еще мне нравилось, что он молчал. В нашем союзе я говорила за себя и за него. С наступлением весны мы выстругивали кораблики из щепочек. Сережа подарил мне ножик. Ни у кого таких ножей не было, только у меня и Сережи. Это его папа разломал пополам ножовочное полотно. Зазубренный край остался зазубренным, а другой край был остро заточен. Черенок и ножны были сплетены из разноцветных проводков телефонного кабеля. Таким ножичком можно было пилить и строгать.
Свои кораблики мы пускали в ручейках вешних вод. Ручейки закончились, но оставались лужи. И мы стали мастерить парусники. А по радио пел мальчик:
Белеет парус одинокий
в тумане моря голубом...
Дома родители ссорились. Ночью мама кричала папе, что лучше бы ей сдохнуть, чем наблюдать, как ее родной ребенок становится законченным дебилом.
- У нее даже в друзьях один дефективный полудурок - и всё!
- Ладно, - сказал папа, - я наведаюсь к Фридриху из облоно.
Буквально где-то через неделю я, как обычно, подбежала к Сережиной маме и показала ей два пальца. После такого жеста она всегда или приводила мне Сережу, или отводила меня к нему. Но в этот раз, замахав на меня рукой, Сережина мама отвернулась.
Не знаю, сколько я просидела под Сережиной дверью, когда за мной пришла няня Шура.
- Не жди его, Лелик. Он в Кемерово, в интернате. Его туда наш папка по большому блату устроил.
- А я?!
- А мы с тобой домой пойдем. Сейчас по радио спектакль хороший будет, с песнями, "БЕЛАЯ АКАЦИЯ" называется.
- Не хочу "АКАЦИЮ"! Ничего не хочу! Пусть папа меня тоже в тот интернат устроит.
- Да ты что?! Там же одни глухие! Даже учителя! Тебя не возьмут.
- Почему не возьмут? Я согласна быть глухой.
Дома я слонялась от стенки к стенкке и молча плакала. За окном во дворе яростно полыхал угольный сарай. Тот самый сарай, с крыши которого мы с Сережей прыгали в сугроб, играя в летающего мальчика по имени Ариэль, из книжки Беляева. Пожарники в блестящих касках лихо орудовали у красной машины, наскакивая на горящий объект. По радио уже который раз торжественно объявляли, что советский человек в космосе. Все кричали УРА.
Ночью - в жару, поту и бреду - я кричала, звала Сережу. Утром, когда няня Шура очередной раз переодевала меня в сухую пижамку, я вырвалась из ее цепких рук и с криком "Сережа вернулся!" побежала в прихожую. Меня подхватил папа.
- Да успокойся ты, Лелька! Хватит чудить! Нет там никого.
- Он там, за дверью!
- Да на, смотри!
Отец распахнул дверь. На пороге стоял грязный, в изодранных штанишках, Сережа и улыбался.
Категория: Мой путь в музыку | Добавил: INET (11.03.2008)
Просмотров: 1055 | Комментарии: 1 | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]