Четверг, 22.06.2017, 17:18 | | Главная | Регистрация | Вход

Меню раздела

Главная » Творчество » Проза » Мой путь в музыку

ДВЕ ТЕТРАДИ
Когда дедушка Сережа с бабушкой Ниной наконец-таки получили в Ленинграде квартиру в Купчино, на Бухарестской улице, бабушка Нина устроилась на работу в кинотеатр "СЛАВА". Она там продавала периодическую печать и открытки. Мы стали получать от нее бандероли с интересными журналами. Самый ценный из них для меня был журнал "ГОРИЗОНТ" с пластинками. Тогда я впервые услышала Акуджаву. Две песни: "НАДЕЖДЫ МАЛЕНЬКИЙ ОРКЕСТРИК" и "ПО СМОЛЕНСКОЙ ДОРОГЕ". Я эти песни сразу же разучила и показала Чифирю. Чифирь долго сморкался, а потом сказал:
- Про Смоленский этап я ни разу не слыхал. Как, говоришь, его зовут, - Булат Акуджава? Грузин, значит. Интересно, где он сидел? Надо корешей поспрошать. Может, он у кого в тетрадках записан.
Вот тогда-то я и узнала, что урки ведут тетрадки как обыкновенные девчонки. В этих тетрадках, так же, как и у девчонок, записываются полюбившиеся им стихи и песни. И у Чифиря тоже была такая тетрадь. Большая, пухлая, замызганная общая тетрадь в клеточку с вклеенными туда фотками голых теток. Тетки мне не понравились - сиськи висят, письки косматые. Некрасивые тетки. А вот стихи и песни были интересные. Не было там ни про стройки коммунизма, ни про родные просторы. Хотя и попадались некоторые из кинофильмов. А остальные все больше про побег из зоны, про драки, про карты, много про маму и прокурора. В общем, жизненные стихи и песни. Особенно мне одна понравилась, под названием "ПРОЩАЛЬНЫЙ УЖИН". Красивая песня. Я ее выучила и девчонкам пела.
Отлив лениво ткет по дну
узоры пенных кружев.
Мы пригласили тишину
на наш прощальный ужин.
Девушкам эта песня больше всех нравилась. Еще про черную розу я им пела.
Черную розу, эмблему печали,
черную розу тебе я принес.
На первом свиданье
мы оба молчали.
Нам плакать хотелось,
но не было слез.
А еще про то, как он ее домогался, а она все твердила "не надо, не надо". Но потом он ее таки достал.
И в дрожащих руках,
и в дрожащих ногах
уж не слышалось больше
не надо, не надо.
Благодаря чифирьской тетрадке, мой репертуар значительно расширился.
Когда родители прознали про мою дружбу со старым уголовником - затевать скандал было поздно. Чифирь угодил в больницу, из которой больше не вышел. Бабушка Нина с дедушкой Сережей приехали к нам погостить как раз вовремя. И на мамину панику дедушка категорически заявил:
- Запомни, Натка, вор в законе никогда малолетку пальцем не тронет. У них свой кодекс чести.
В это лето мы с дедушкой здорово подружились. Он, оказывается, играл на гитаре не хуже Чифиря. Мы каждый вечер пели друг другу все песни, какие знали. И оказалось, что из чифирьской тетрадки я не только уркаганские напевы усвоила. Был там и Вертинский, и Есенин, и Аполлон Григорьев. А когда Чифирь умер, мы с дедом пошли его хоронить. Там были еще некоторые соседи с нашего двора. У Чифиря никого больше не было. Деньги на похороны собирал весь двор. Говорили, что в привокзальном дворе все эти годы жилось спокойно только благодаря Чифирю.
Этим летом я узнала о непростой дедовской судьбе. За четыре года до войны, в Евпатории, в том самом военном городке, из квартиры напротив бабушки Клавдии, моего деда арестовали и посадили. И сгинул бы он на минных полях в штрафбате, если бы не попался на глаза своему бывшему курсанту. В Берлин мой дедушка вошел майором. А в память о сталинских лагерях у него осталась своя тетрадь, правда, без голых теток.
Категория: Мой путь в музыку | Добавил: INET (11.03.2008)
Просмотров: 1188 | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]