Пятница, 23.06.2017, 03:05 | | Главная | Регистрация | Вход

Меню раздела

Главная » Творчество » Проза » Мой путь в музыку

ТЕМ И ХОРОШ, ЧТО НЕ МАЛЬЧИШКА
Гитара притягивала ко мне девушек. Я здорово насобачилась косить под пацана. И уже далеко не все мои знакомые девчонки знали, что я не пацан. Мечта про Пушкина реализовалась мистическим образом. После избавления от кос окружающие стали находить во мне внешнее сходство с юным Пушкиным. А лично я тогда косила уже под Есенина, поскольку вовсю строчила любовную лирику и считала своим долгом прослыть вечно пьяным разбитным малым.
В эти годы родителям было не до меня. У бабушки Нины случился инсульт, и мама плотно засела в Ленинграде. Там она встретила старую студенческую любовь, и их роман возобновился.
Отец нас с сестрой распустил окончательно. Однажды я вернулась домой под утро совершенно пьяная. Батя не стерпел и ударил меня кулаком в лицо. Сломанный нос только прибавил мне мальчишеского шарму. Неспокойная я была, ой, неспокойная... И уже, как трудный подросток, состояла на учете в детской комнате милиции.
Известный в городе хореограф Андриес Родригес как раз готовил постановку "ЗА ДЕТСТВО СЧАСТЛИВОЕ НАШЕ СПАСИБО, РОДНАЯ СТРАНА!" А, поскольку воспитан он был на соцреализме, то и артистов на роли беспризорников пошел набирать из местных хулиганов. Так через детскую комнату милиции я угодила к нему. Вряд ли он заметил во мне способную танцорку. Скорее, в нем шевельнулся инстинкт Пигмалиона, и он из неуклюжего шагающего экскаватора стал лепить изящного травести. Я танцевала у него мальчика-цыгана, который был разведчиком у красных.
Андриес Родригес был одним из испанских детей, завезенных когда-то в Советский Союз из фашистской Испании. Его младшая сестра Лида работала инженером в одном проектном институте с моей мамой. Прослышав о нашем с сестрой беспризорном состоянии, она пришла в наш дом и довольно изящно, нежно и ненавязчиво занялась нашим воспитанием. Хоть злые языки и чесались, но у них ничего не было с моим отцом. Лида очень уважала и по-своему была привязана к нашей матери. И для отца мама оказалась единственным светом в окошке. Он знал про ее ленинградский роман и терпеливо ждал его завершения, поскольку роман, действительно, был бесперспективен. А я неистово влюбилась в Лиду, и это меня отвратило на какое-то время от улицы.
Натура я была артистическая. С моей-то заторможенностью и врожденной неуклюжестью - чего мне стоило усвоение всех этих танцевальных па - знала только моя сестра. Андриес Родригес догадывался, что я предпочитаю репетировать дома. Ну, не могла я позволить себе при всех выглядеть смешной. Он догадывался и никогда не заставлял меня сразу же за ним повторять новое движение. Он знал, что завтра я его выполню, а сегодня ни за что.
Премьера нашего спектакля состоялась во Дворце Культуры Железнодорожников. Слегка наискосок, против этого дворца, находился Театр Украинской Драмы имени Тараса Григорьевича Шевченко. На премьере у Родригеса было много артистов и всяческих деятелей культуры, которые потом, в обсуждении увиденного действа, нас хвалили, деликатно указывая на наши промахи. Когда речь коснулась меня, и у Андриеса Родригеса спросили, где он откопал такого замечательного мальчишку, наш хореограф ответил:
- Этому мальчишке цены нет. Потому что это девчонка! И мальчишкой она будет еще очень долго.
Я была на седьмом небе.
Категория: Мой путь в музыку | Добавил: INET (11.03.2008)
Просмотров: 1139 | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]